Диета на детских молочных смесях

Диета на детских молочных смесях

{H1}

Необходимость введения искусственных смесей в рацион детей грудного возраста может быть продиктована различными причинами. Выбор продукта, наиболее полно отвечающего потребностям ребенка, имеет колоссальное значение, т.к. дефицит тех или иных нутриентов может провоцировать нарушения роста, дифференцировки тканей, функций иммунной и эндокринной систем, иметь отдаленные негативные последствия в виде снижения когнитивного потенциала, репродуктивных и других расстройств. Недостаточная сбалансированность по основным питательным веществам способна нанести существенный вред органам желудочно-кишечного тракта ребенка, нарушить формирование здоровой микрофлоры, создать условия для хронических воспалительных процессов и аллергических проявлений. Данный обзор помогает лучше ориентироваться в современных подходах к искусственному вскармливанию и быстрее подбирать оптимальное решение в каждом конкретном случае.

Введение

Рациональное питание крайне важно в любом возрасте. Однако трудно переоценить его значение для детей первого года жизни, когда закладывается фундамент последующего успешного физического, психического и умственного развития [1]. «Золотым» стандартом на данном возрастном этапе всегда было и остается грудное молоко [2–4]. Всемирная организация здравоохранения (ВОЗ) рекомендует практиковать исключительно грудное вскармливание в течение первых 6 месяцев жизни, после чего грудное молоко начинают постепенно дополнять соответствующим возрасту прикормом [5]. Общая продолжительность грудного вскармливания, целесообразная в отношении сохранения здоровья матери и ребенка, может составлять 2 года и более.

Критерии достаточности грудного молока и адекватности естественного вскармливания:

1. Ребенок спокоен, кормление «по требованию».

2. Достаточный диурез.

3. Стабильные прибавки массы тела, длины и окружности головы в соответствии с международными стандартами ВОЗ.

Если же материнского молока для адекватного вскармливания недостает или по каким-либо причинам естественное вскармливание становится невозможным, рассматривают вопрос о введении докорма с использованием смесей – заменителей грудного молока [6, 7].

К сожалению, в силу различных обстоятельств (проблемы с лактацией, заболевания, вынужденное разобщение с ребенком, особенности менталитета родителей) грудное вскармливание в принципе не всегда представляется возможным, и тогда встает трудный вопрос о подборе достойной альтернативы грудному молоку. Современный рынок детских молочных смесей чрезвычайно обширен, он постоянно пополняется новыми наименованиями и разновидностями, и важно уметь ориентироваться в этом многообразии [8–10].

Вряд ли когда-либо будет разработана искусственная молочная смесь, способная по всем параметрам заменить грудное молоко. И все же современная индустрия детского питания продолжает создавать все более совершенные адаптированные молочные смеси (заменители женского молока), понемногу приближаясь к природному эталону, во всяком случае по химическому составу и количественному соотношению основных нутриентов. Эти заменители могут использоваться как для полностью искусственного, так и для смешанного вскармливания [8]. Современные адаптированные смеси, как правило, имеют вкус, максимально приближенный к таковому грудного молока, что позволяет сохранять смешанное вскармливание довольно долго. Однако следует учитывать, что даже частичная замена грудного молока на смесь может приводить к снижению лактации, а это повышает вероятность дальнейшего перехода на полностью искусственное вскармливание.

Составы всех современных заменителей женского молока при условии соответствия международным стандартам достаточно близки [9, 10]. Однако нередки случаи, когда у ребенка развивается аллергическая реакция на конкретную смесь, при том что он хорошо переносит другую из того же поколения. Это говорит о необходимости индивидуального подхода к вопросам детского питания с учетом результатов динамичного наблюдения за ребенком и при условии ясного представления об особенностях каждого из продуктов [8]. В целом введение новой смеси оказывает довольно существенное стрессовое воздействие на организм ребенка, поэтому не рекомендуются частые переходы с одного продукта на другой без достаточных на то оснований.

Основные категории молочных смесей

Все промышленно выпускаемые искусственные молочные смеси условно подразделяют на следующие категории:

  • смеси, предназначенные для здоровых детей (см.таблицу):
    • «начальные», базисные, или «стартовые», искусственные, молочные смеси имеют максимально высокую степень адаптации (адаптированные смеси «NAN 1 OPTIPRO», «NESTOGEN 1», «Nutrilon 1 Premium», «Friso Gold 1», «Nutrilak Premium 1» и др.), применяются для вскармливания детей в течение первого полугодия, в их названии вне зависимости от принадлежности к какой-либо из линеек можно встретить цифру «1»;
    • «последующие» смеси, которые обычно маркируются цифрой «2» («Nutrilon 2 Premium»,», «NAN 2 Optipro», «Малютка 2» и др.), для детей от 6 месяцев и старше; их, как правило, отличает более низкая степень адаптации, они более калорийны по сравнению с грудным молоком и базисными смесями, содержание белка в них значительно выше, их дополнительно обогащают железом;
    • смеси «0–12 месяцев» применяются на протяжении всего первого года жизни;
    • смеси «1–3 года» предназначены для детей соответствующего возраста и учитывают потребности данной возрастной категории;
  • смеси, предназначенные для недоношенных, маловесных детей;
  • лечебные и лечебно-профилактические смеси, предназначенные для коррекции различных отклонений в состоянии здоровья (нарушения обмена веществ, заболевания органов пищеварения и др.) [11–13].

11-1.jpg (108 KB)

Химический состав лечебных и лечебно-профилактических смесей может отличаться от стандартного за счет снижения содержания или исключения отдельных компонентов (лактоза, некоторые белки), введения новых (лактулоза, инулин, другие преи пробиотики, загустители), а также полной или частичной гидролизации белка (частичные или полные гидролизаты, аминокислотные смеси) [14].

Лечебные смеси отличаются по своим функциям: антирефлюксные смеси (например, Nutrilon® Антирефлюкс), назначаемые при запорах и коликах (Friso VOM 1 Comfort). Следует помнить, что длительное неоправданное использование смесей с облегченным усвоением (например, полных гидролизатов) может затруднять созревание ферментных систем пищеварительного тракта. Лечебное питание должно рассматриваться лишь как вынужденная временная мера, выступающая в качестве одного из элементов комплексного лечения.

По своей консистенции смеси могут быть сухими и жидкими. Сухие смеси доминируют на рынке, к их главным преимуществам относятся простота хранения и транспортировки, более продолжительный срок годности, удобное дозирование. Чтобы подготовить такую смесь к употреблению, достаточно перемешать сухой порошок в строго определенной пропорции с предварительно прокипяченной и охлажденной до 50–60 градусов водой. Задача еще более упрощается, если использовать для приготовления смеси специальную воду, например детскую воду «ФрутоНяня». Она предназначена для детей с первых дней жизни, одобрена экспертами системы Роскачества, имеет сбалансированный стабильный минеральный состав (низкая минерализация в соответствии с требованиями ТР/ТС) и не требует кипячения [15].

Адаптация смесей для искусственного вскармливания здоровых грудных детей, современные подходы

Адаптация к составу и свойствам грудного молока, а также соответствие особенностям пищеварения и метаболизма детей раннего возраста – основные принципы создания современных детских молочных смесей [6–10]. В первую очередь их состав качественно и количественно адаптируется [10] по белковому, жировому, углеводному компонентам, а также обогащается необходимыми витаминами и минералами (микрои макроэлементами). Практически любая адаптированная смесь включает такие ингредиенты, как сухое обезжиренное коровье или козье [16] молоко, деминерализованная молочная сыворотка, растительные масла, лактоза, крахмал, смесь витаминов и минералов, таурин, карнитин. Рецептуры детских молочных смесей обычно разрабатывают с учетом рекомендаций ВОЗ – FAO/WHO (Codex Alimentarius Commission), Европейского научного общества педиатров-гастроэнтерологов, требований Технического регламента Таможенного союза по смесям. В РФ также действует «Программа оптимизации вскармливания детей первого года жизни в Российской Федерации: методические рекомендации»: этот национальный согласительный документ подробно описывает современные подходы к питанию детей первого года жизни [8].

Белковый компонент

Содержание белка в натуральном грудном молоке непостоянно и, будучи довольно высоким в первые дни лактации, заметно снижается в дальнейшем. В большинстве развитых стран приняты нормы потребности доношенных здоровых детей в белке, рекомендованные ВОЗ: на первом месяце жизни она составляет 1,99 г/кг/сут., к концу первого года – 0,78 г/кг/сут.

Недостаток белка в детском рационе приводит к закономерному дефициту аминокислот, что проявляется отставанием в росте и физическом развитии, нарушением синтеза иммуноглобулинов, снижением защитных функций. Однако избыток белка также имеет свои неблагоприятные последствия: нарушения переваривания и всасывания, перегрузка «незрелых» почек (дисметаболическая нефропатия), обезвоживание организма гиперосмотической природы, метаболический ацидоз, чрезмерное ускорение темпов развития, стимуляция выработки инсулина с повышением риска сахарного диабета, метаболического синдрома и ожирения [17]. Преждевременное введение в рацион ребенка цельного коровьего молока и кефира недопустимо, в т.ч. и по причине высокого содержания белка в этих продуктах. Отмечено, что помимо отрицательного влияния на почки вскармливание новорожденных цельным коровьим молоком может провоцировать развитие некротического энтероколита [18, 19], вызывать микродиапедезные кишечные кровотечения, которые представляют собой одну из частых причин железодефицитной анемии у грудных детей [20].

В смесях для детей первых 6 месяцев содержание белка не должно превышать 1,7 г/100 мл. В последнее время наблюдается тенденция к снижению содержания белка в таких смесях до 1,4–1,2 г/100 мл, при этом повышается его усвоение. Соотношение сывороточных белков и казеина в смесях для детей до 6 месяцев, производимых в Европе, составляет 60:40. Считается, что это уменьшает вероятность кишечных колик [21, 22] и способствует более полному усвоению белка.

Смеси для детей первых месяцев жизни обязательно обогащаются серосодержащей аминокислотой таурином [23]. Этот эссенциальный нутриент присутствует в грудном молоке и имеет ряд важнейших функций:

  • стимулирует развитие зрительного и слухового анализаторов, нервной ткани, органов эндокринной системы (эпифиза, гипофиза, надпочечников);
  • участвует в процессе переваривания и всасывания липидов;
  • проявляет антиоксидантную активность;
  • регулирует осмотический баланс (предотвращает развитие как гипо-, так и гипернатриемии);
  • обладает иммуностимулирующим действием, способствуя повышению фагоцитарной активности нейтрофилов;
  • нормализует сократительную способность миокарда, влияя на внутриклеточные потоки кальциевых ионов.

Таурин особенно необходим недоношенным, а также детям, родившимся с признаками морфофункциональной незрелости или перенесшим гипоксию.

У детей второго полугодия доля молока в суточном рационе уменьшается, но в то же время растет потребность в энергии и питательных веществах, поэтому в смесях, предназначенных для этого возраста («последующие» смеси), содержание белка несколько увеличивается (1,8–2,2 г/100 мл) [10]. По достижении полугодовалого возраста более зрелый желудочно-кишечный тракт уже в состоянии справляться с перевариванием «казеиновых» смесей, в которых соотношение сывороточных белков и казеина изменяется в пользу последнего (35:65; 20:80). Таким образом, пищеварительная система ребенка постепенно подготавливается к восприятию более «взрослой» пищи, включая (несколько позднее) и цельное коровье молоко.

Жировой компонент

Жировой компонент обеспечивает около 50% необходимой ребенку энергии [24]. Жиры также нужны для сохранения целостности клеточных мембран, синтеза простагландинов, лейкотриенов, тромбоксана и других жизненно необходимых соединений. Достаточное поступление жиров дает возможность организму ребенка поддерживать нормальное артериальное давление, осуществлять терморегуляцию, обеспечивать формирование адекватного иммунного ответа, контролировать процессы тромбообразования и воспаления.

В процессе адаптации жирового компонента детских молочных смесей уделяется большое внимание обогащению продукта полиненасыщенными жирными кислотами – ПНЖК [25, 26]. Их оптимальное содержание и соотношение в составе смеси – одно из основных условий для полноценного физического развития, формирования мозговых структур. Максимальная концентрация ПНЖК, преимущественно арахидоновой и докозагексаеновой, отмечается в веществе головного мозга, а также в зрительном анализаторе. Арахидоновая (ARA) и докозагексаеновая (DHA) ПНЖК считаются незаменимыми. Рекомендуемое соотношение омега-6 (линолевая, арахидоновая) и омега-3 (альфа-линоленовая, эйкозапентаеновая, докозагексаеновая, докозапентаеновая) жирных кислот в адаптированной молочной смеси должно поддерживаться в диапазоне 1:5–1:10. Дефицит линолевой кислоты может проявляться замедлением роста, ухудшением состояния кожи и волос, расстройствами пищеварения, репродуктивными проблемами. Недостаток альфа-линоленовой кислоты чреват неврологическими и зрительными нарушениями, повреждениями кожи.

Насыщенные жирные кислоты не менее важны [10]. Женское молоко отличается высоким содержанием пальмитиновой кислоты (20–25% от всех жирных кислот). С целью приближения состава смесей к грудному молоку производители добавляют в них растительные масла, в т.ч. пальмовое масло, чрезвычайно богатое пальмитиновой кислотой (39–40%). Однако в триглицеридах грудного молока пальмитиновая кислота в основном присутствует в β-позиции [27], а в растительных маслах это преимущественно α-пальмитат, биодоступность которого значительно ниже.

Пальмитиновая кислота в a-позиции сложнее усваивается детским организмом, образуя нерастворимые соединения с кальцием, которые замедляют пищеварительный процесс, изменяют консистенцию стула, делая его более плотным, повышают вероятность срыгиваний и запоров [28]. При этом также ухудшается усвоение кальция, что негативно сказывается на минерализации костной ткани.

Современной тенденцией является добавление в смеси структурированных растительных жиров, в триглицеридах которых искусственно изменено положение пальмитиновой кислоты (β-пальмитат) [27], а также компонентов молочного жира, что приближает свойства смеси к грудному молоку.

Доля лауриновой и миристиновой кислот в общей жировой составляющей молочной смеси не должна превышать 15%, в противном случае повышается риск развития атеросклероза.

Облегчает усвоение жиров из молочной смеси добавление природных эмульгаторов (лецитин, монои диглицериды), а также карнитина, который участвует в окислении жиров в клетках.

Углеводный компонент

Не менее важна оптимизация углеводного компонента, как количественная, так и качественная [29–37]. Женское молоко содержит значительно больше углеводов по сравнению с коровьим, поэтому с целью адаптации в состав смесей дополнительно вносят такие углеводы, как лактоза, декстринмальтоза, крахмал, сахароза.

При этом лактоза (молочный сахар) [8–10], которая расщепляется в кишечнике ребенка на глюкозу и галактозу, играет наиболее заметную роль и имеет целый ряд достоинств:

  • улучшает всасывание кальция, магния, марганца;
  • снижает pH содержимого кишечника;
  • подавляет развитие патогенных бактерий за счет образования в процессе расщепления лактозы молочной кислоты;
  • оказывает стимулирующее влияние на рост бифидобактерий;
  • по сравнению с сахарозой дает существенно меньший риск в отношении развития кариеса;
  • способствует развитию ожирения в значительно меньшей степени, чем сахароза и фруктоза.

Содержание лактозы в материнском молоке составляет около 7 г/100 мл.

Олигосахариды [29–37] – вторая по значимости группа углеводов грудного молока (1 г/100 мл), в коровьем же молоке их содержание крайне мало. Олигосахариды не имеют непосредственной питательной ценности для ребенка, они достигают толстого кишечника большей частью в неизменном виде, где ферментируются бифидобактериями, способствуя увеличению их массы в кишечнике, что благоприятно сказывается на развитии микрофлоры и формировании полноценного иммунитета. Короткоцепочечные жирные кислоты, образующиеся в процессе метаболизма олигосахаридов, также положительно влияют на трофику кишечного эпителия. Включение в состав детских смесей галактои фруктоолигосахаридов (ГОС и ФОС) [30] – растворимых волокон с пребиотическими свойствами – способствует росту бифидобактерий, как и натуральный бифидус-фактор грудного молока, участвующий в формировании кишечной микрофлоры младенца. Еще более полная адаптация в отношении углеводного компонента (по сравнению с ГОС и ФОС) достигается путем обогащения состава некоторых детских молочных смесей комплексом биологически синтезированных олигосахаридов 2′-фукозиллактозы (2’FL) и лакто-N-неотетраозы (LNnT), гомологичных человеческим [35–37].

Молочные смеси, обогащенные олигосахаридами, изменяют консистенцию стула младенца, делая его более мягким, примерно как у детей, находящихся на грудном вскармливании [2, 3].

В случае непереносимости тех или иных составляющих углеводного компонента молочных смесей возможные признаки могут различаться:

  • лактоза – срыгивание, рвота, частый жидкий пенистый стул с кислым запахом, повышение газообразования, кишечные колики, беспокойство;
  • сахароза – ожирение, кариес;
  • декстринмальтоза – рвота, диарея;
  • крахмал – вздутие живота, объемный жидкий стул.

Микронутриенты

Полноценная молочная смесь должна быть сбалансированной и по основным микронутриентам, в т.ч. по витаминам и минеральным веществам [38], содержание которых в адаптированных молочных смесях в среднем на 15–20% больше, чем в грудном молоке, что связано с их более низкой усвояемостью из смесей.

Постоянное поступление микрои макроэлементов необходимо для нормального роста и развития ребенка, т.к. они участвуют в поддержании солевого баланса, кислотно-щелочного равновесия, водно-солевого обмена, структуры и функции ферментных систем [8–10, 38]. Высокая потребность детей грудного возраста в микронутриентах не может полностью обеспечиваться одним лишь питанием: постепенно расходуются запасы, сформированные еще во внутриутробном периоде. Содержание железа [20, 39] в смесях, предназначенных для детей первого полугодия, составляет от 5 до 8 мг/л, т.к. в этом возрасте кроветворение осуществляется в основном за счет внутренних депо. В «последующих» смесях содержание железа повышается (10–14 мг/л). Это, как правило, удовлетворяет суточную потребность в железе детей соответствующего возраста.

Для оптимального всасывания кальция и минерализации костей, профилактики рахита соотношение кальция и фосфора [40] в молочной смеси должно составлять 2:1. Важно также достаточное поступление цинка [41], который также незаменим для нормального физического развития, поддержания необходимых темпов роста. Дефицит цинка может приводить к кожным поражениям, иммунодефициту, дисфункциям желудочно-кишечного тракта, в особо тяжелых случаях – к нарушениям полового развития, формирования скелета.

Новые биологически активные компоненты

Повышению качества детских молочных смесей способствует поиск и введение в их состав все новых компонентов, таких, например, как каротиноид лютеин. Он присутствует в натуральном грудном молоке, одна из его важнейших функций – защита сетчатки глаза от повреждающего воздействия ультрафиолета.

Заключение

Рассмотрев современные подходы к производству и применению адаптированных смесей для вскармливания детей грудного возраста, можно прийти к выводу, согласно которому ассортимент продукции по своим основным характеристикам, все более приближающейся к таковым у натурального грудного молока, безусловно, растет. Позитивная тенденция заключается в том, что появляются новые продукты, учитывающие все более тонкие нюансы детской нутрициологии. С учетом растущего разнообразия специалисту не всегда бывает легко определиться с подбором наиболее оптимальной схемы питания в каждом отдельном случае. Соблюдение основных принципов искусственного вскармливания в соответствии с современными рекомендациями позволяет облегчивать эту задачу [8].

1. Панасенко Л.М., Карцева Т.В., Нефедова Ж.В. и др. Правильное питание в раннем возрасте – залог здоровья в будущем. Российский вестник перинатологии и педиатрии. 2018;63(6):115–20.


2. Лукоянова О.Л. Грудное молоко как эталонная модель для создания детских молочных смесей. Вопросы современной педиатрии. 2012;4:111–15.


3. Westerfield K.L., Koenig K., Oh R. Breastfeeding: Common Questions and Answers. Am Fam Phys. 2018;98:368–73.


4. Захарова И.Н., Дмитриева Ю.А., Гордеева Е.А. Совершенствование детских молочных смесей – на пути приближения к женскому молоку. Медицинский совет. 2016;1:90–7.


5. WHO Protecting, promoting and supporting breast- feeding in facilities providing maternity and newborn services. 2017.


6. Григорьев К.И., Рахметуллова Г.Р., Немтырева Л.Ф. и др. Смеси для искусственного и смешанного вскармливания детей раннего возраста. Медицинская сестра. 2018;20(2):3–10. Grigor’ev K.I., Rakhmetullova G.R., Nemtyreva L.F. et al. Mixtures for artificial and mixed feeding of young children.Meditsinskaya sestra. 2018;20(2):3–10. Doi: 10.29296/25879979– 2018–02–01. (In Russ.)].


7. Копанев Ю.А., Соколов А.Л. Алгоритмы, принципы и оптимальные сроки введения адаптированных и специализированных смесей для вскармливания детей грудного возраста. Лечащий врач. 2021;2(24):49–52.


8. Программа оптимизации вскармливания детей первого года жизни в Российской Федерации: методические рекомендации. ФГАУ «НМИЦ здоровья детей» Минздрава России. М., 2019. 112 с.


9. Нетребенко О.К., Украинцев С.Е., Дубровская М.И. Современные концепции разработки и создания детских молочных смесей: вчера, сегодня, завтра. Педиатрияим. Г.Н. Сперанского. 2019;98(1):201–9.


10. Захарова И.Н., Боровик Т.Э., Дмитриева Ю.А. и др Современные подходы к адаптации детских молочных смесей. Российский вестник перинатологии и педиатрии. 2013;4:96–107.


11. Белоусова О.Ю. Современный взгляд на функциональные запоры у детей раннего возраста: особенности вскармливания и принципы немедикаментозной коррекции. Здоровье ребенка. 2015;1:140–4448.


12. Захарова И.Н., Сугян Н.Г., Бережная И.В. Функциональные гастроинтестинальные расстройства у детей раннего возраста: критерии диагностики и подходы к диетотерапии. Российский вестник перинатологии и педиатрии. 2018;63(1):113–21.


13. Специализированные продукты питания для детей с различной патологией. Каталог. Изд. 2-е. Под ред. Т.Э. Боровик, К.С. Ладодо, В.А. Скворцовой. М., 2008. 272 с.


14. Vandenplas Y., Alarcon P., Fleischer D., et al. Should Partial Hydrolysates Be Used as Starter Infant Formula? A Working Group Consensus. J Pediatr. Gastroenterol.Nutrit. 2016;62(1):22–35. doi: 10.1097/MPG.0000000000001014.


15. СанПиН 2.1.4.1116-02 Питьевая вода. Гигиенические требования к качеству воды, расфасованной в емкости. Контроль качества. 15.03.2002.


16. Боровик Т.Э., Лукоянова О.Л., Семенова Н.Н. и др. Эффективность использования адаптированной смеси на основе козьего молока в питании здоровых детей первого полугодия жизни: результаты многоцентрового проспективного сравнительного исследования. Вопросы современной педиатрии. 2017;3(16).


17. Weber M., Grote V., Closa-Monasterolo R., et al.Lower protein content in infant formula reduces BMI and obesity risk at school age: follow-on of randomized trial. AJCN. 2014;99:1041–51.


18. Eaton S., Sebire N., Thyoka M., Pierro A. Histologic and immunohistochemical features associated with outcome in neonatal necrotizing enterocolitis. Eur J Pediatr Surg. 2014;24:51–6. Doi: 10.1055/ s-0033-1349716.


19. Abdelhamid A., et al. Evolution of in vitro cow’s milk protein-specific inflammatory and regulatory cytokine responses in preterm infants with necrotizing enterocolitis. J Pediatr Gastroenterol Nutr. 2013;56(1):5–11. Doi: 10.1097/ MPG.0b013e31826ee9ec.


20. Libuda L., Hilbig A., Berber-Al-Tawil S., et al. Association between full breastfeeding, timing ofcomplementary food introduction, and iron status in infancy in Germany: results of a secondary analysis of a randomized trial. Eur J Nutr. 2018;57(2):523–31. Doi: 10.1007/s00394-016-1335-5.


21. Iacovou M., Ralston R.A., Muir J., et al. Dietary management of infantile colic: a systematic review. Matern Child Health J. 2012;16(6):1319–31. Doi: 10.1007/s10995-011-0842-5.


22. Zeevenhooven J., Browne P.D., LHoir M.P., et al. Infant colic: mechanisms and management. Nat Rev Gastroenterol Hepatol. 2018;15(8):479–96. Doi: 10.1038/s41575-018-0008-7.


23. Murakami S. Role of taurine in the pathogenesis of obesity. Mol Nutr Food Res. 2015;59:1353 63. Doi: 10.1002/mnfr.201500067. doi: 10.1002/ mnfr.201500067.


24. Захарова И.Н., Касьянова А.Н. Что мы знаем сегодня о жировом профиле грудного молока и современных искусственных смесей для питания детей с рождения? Медицинский совет. 2018;17:246–52.


25. Макарова С.Г., Вишнева Е.А. Длинноцепочечные полиненасыщенные жирные кислоты классов ω-3 и ω-6 как эссенциальный нутриент в разные периоды детства. Педиатрическая фармакология. 2013;10(4):80–8.


26. Громова О.А., Торшин И.Ю., Егорова Е.Ю. Омега-3 полиненасыщенные жирные кислоты и когнитивное развитие детей. Вопросы современной педиатрии. 2011;1:66–72.


27. Litmanovitz I., Davidson K., Eliakim A., et al. The effects of infant formula beta-palmitate structural position on bone speed of sound, anthropometrics and infantile colic: a double- blind, randomized control trial. ESPGHAN Annual Meeting, May 25-28, 2011, Sorrento, Italy. JPGN. 2011;52(Suppl. 1):E215. Abstract PO-N- 0242.


28. Nowacki J., Lee H.C., Lien R., et al. Stool fatty acid soaps, stool consistency and gastrointestinal tolerance in term infants fed infant formulas containing high sn-2 palmitate with or without oligofructose: a double-blind, randomized clinicaltrial. Nutr J. 2014;13:105. doi: 10.1186/1475- 2891-13-105.


29. Lawson M.A., O’Neill I.J., Kujawska M. et al. Breast milk-derived human milk oligosaccharides promote Bifidobacterium interactions within a singleecosystem. ISME J. 2019;14:635–48. Doi: 10.1038/s41396-019-0553-2.


30. Bruzzese E., Volpicelli M., Squeglia V., et al. A formula containing galacto- and fructo- oligosaccharides prevents intestinal and extra- intestinal infections: an observational study. Clin Nutr. 2009;28(2):156–61. Doi: 10.1016/j. clnu.2009.01.008.


31. Martinez-Ferez A., et al. Goats’ milk as a natural source of lactose derived oligosaccharides. Int Dairy J. 2006;16(2):173–81.


32. Sousa Y.R.F., et al. Composition and isolation of goat cheese whey oligosaccharides by membrane technology. Int J Biol Macromal. 2019;139(1):57– 62. Doi: 10.1016/j.ijbiomac.2019.07.181.


33. Захарова И.Н., Оробинская Я.В., Сугян Н.Г. и др. Олигосахариды грудного молока: что мы знаем о них сегодня? Педиатрия. Consilium Medicum. 2022;3:204–11.


34. Макарова Е.Г., Нетребенко О.К., Украинцев С.Е. Олигосахариды грудного молока: история открытия, структура и защитные функции. Педиатрия им. Г.Н. Сперанского. 2018;97(4):152–60.


35. Tonon K.M., Morais T.B., Taddei C.R., et al. Gut microbiota comparison of vaginally and cesarean born infants exclusively breastfed by mothers secreting α1-2 fucosylated oligosaccharides in breast milk. PloS One. 2021;16(2):e0246839. Doi: 10.1371/journal.pone.0246839.


36. Reverri E., Dewitt A.A., Kajzer J.A., Baggs G.E. Review of the Clinical Experience of Feeding Infants Formula Containing the Human Milk Oligosaccharide 2’ – Fucosyllactose. Nutrients. 2018;10:1346.


37. Weichert S., Jennewien S., Hufner E., et al. Bioengineered 2-fucosillactose and 3-fucisillactose inhibit the adhestion of Pseudomonas aeruginosa and enteric pathogens to human intestinal and respiratory cell line. Nutr Res. 2013;33(10):831– 38. Doi: 10.1016/j.nutr.2013.07.009.


38. Панасенко Л.М., Карцева Т.В., Нефедова Ж.В., Задорина-Хуторная Е.В. Роль основных минеральных веществ в питании детей. Российский Вестник перинатологии и педиатрии. 2018;63(1):122–27.


39. Baker R.D., Greer F.R. Diagnosis and prevention of iron deficiency and iron-deficiency anemia in infants and young children (0-3 years of age).Pediatr. 2010;126:1040–50. Doi: 10.1542/ peds.2010-2576.


40. Демин В.Ф. Нарушение фосфорно-кальциевого обмена у детей раннего возраста. Актуальные вопросы диагностики и фармакотерапии в педиатрии: Х Российский национальный конгресс «Человек и лекарство». М., 2004. С. 75–92.


41. Mayo-Wilson E., Junior J.A., Imdad A., et al. Zinc supplementation for preventing mortality, morbidity, and growth failure in children aged 6 months to 12 years of age. Cochrane Database Syst Rev. 2014;(5):CD009384. Doi: 10.1002/14651858.CD009384.pub2.

Автор для связи: Ирина Ивановна Рюмина, д.м.н., руководитель отделения патологии новорожденных и недоношенных детей, профессор кафедры неонатологии, Национальный медицинский исследовательский центр акушерства, гинекологии и перинатологии им. В.И. Кулакова, заслуженный врач РФ, Москва, Россия; i.ryumina@mail.ru


ORCID:
О.А. Жданова (O.A. Zhdanova), https://orcid.org/0000-0002-3917-0395
О.А. Мубаракшина (O.A. Mubarakshina), https://orcid.org/0000-0001-6799-6322


Похожие статьи

Источник: https://pharmateca.ru/ru/archive/article/42170